Производственные яды | Проблемы печени

Производственные яды

Их самый типичный представитель - четыреххлористый углерод, используемый в качестве растворителя, а также в производстве огнетушителей. Поскольку это прямой печеночный яд, его широко используют в экспериментальной медицине в опытах на животных. Отравление чаще всего происходит при вдыхании паров соединения в плохо вентилируемых закрытых помещениях. Через несколько часов развивается картина острого отравления, определяемая главным образом поражениями печени (увеличение ее, у половины больных - желтуха) и почек, - сначала неврологические расстройства, рвота, боли в животе, понос, потом сердечная недостаточность, отек легких, и если больной в первую неделю не умер «от печени», он еще может умереть «от почек» (гибнет каждый четвертый пострадавший). При повторных отравлениях малыми дозами четыреххлористого углерода возможно развитие цирроза печени.

Очень опасен хлорированный нафталин, используемый в электропромышленности для изоляции проводов, в литейном производстве, а также в качестве заменителя воска, смол, для пропитывания тканей. Надышавшись этим веществом (оно еще и всасывается через кожу), человек испытывает боли в животе, теряет аппетит, его тошнит, лицо и руки отекают, покрываются сыпью. Происходит массивное разрушение воспаленной печени. Дней через 10-15 (а обычно позже) половина отравившихся умирает.

Не будем останавливаться на самом токсичном из всех хлорированных углеводородов - тетрахлорэтане (его применение в настоящее время предельно ограничено), на тринитротолуоле (надеемся, читатель не намерен изготовлять взрывчатые вещества) и многих других производственных ядах различной природы (органических веществах, металлах и металлоидах, инсектицидах). Скажем только о двух - хлороформе и мышьяке.

На заре современной анестезиологии хлороформ использовался для ингаляционного наркоза, но потом его применение в медицинских целях было запрещено из-за высокой токсичности. Остался он в промышленности в качестве растворителя и в руках преступников, усыпляющих им свои жертвы. Ранние признаки проникновения хлороформа в организм - сонливость, тошнота, рвота, спустя двое-трое суток появляются симптомы более тяжелого отравления. Признаки поражения печени занимают при этом центральное место - омертвения, часто массивных участков, ожирение гепатоцитов обусловливают картину «злокачественного» острого гепатита с желтухой. Больной впадает в «спячку» - печеночную кому, смерть наступает, как правило, в течение первой же недели с момента отравления, случаи выздоровления при отравлении большими дозами крайне редки.

Мышьяк, точнее, его трехвалентные соединения, - классический яд. Где и как он только не использовался в человеческой истории! Говорят, что и Наполеону во время последней ссылки на острове Св. Елены понемногу подсыпали в пищу мышьяку - наверное, микроскопическими дозами, поскольку при случайном попадании этих соединений в пищу, равно как и при попытках самоубийства с их помощью, возникают острые отравления.

Сегодня наблюдаются в основном острые и хронические отравления мышьяковистым водородом на производстве (очистка свинца, олова), симптомы этого поражения развиваются уже через несколько часов - сильная тошнота, рвота, угнетение деятельности центральной нервной системы, «металлический» вкус во рту, острая сосудистая недостаточность; поражение печени обязательно, причем при хроническом отравлении оно преобладает в картине заболевания наряду с симптомами поражения кожи. Вероятно, у императора (если его и вправду травили мышьяком) сначала возник жировой гепатоз, потом должен был развиться цирроз печени, а может быть, и злокачественная опухоль из элементов стенки кровеносных сосудов печени.